Нас «кидают» 

(дополнение от 6 мая 2006 года и от 28 января 2007 года)

 

Эта страничка написана потому, что распределение жилья из формальной процедуры превращено в колдовской процесс с непредсказуемым итогом. В результате, к счастливчику, держащему в руках выписку из протокола жилищной комиссии о распределении квартиры, может подбежать шустрый человечек и со словами «извините, гражданин,   ошибочка вышла» эту квартиру отнять.

2 марта 2006 года гарнизонная жилищная комиссия (далее по тексту – ГЖК) (председатель комиссии полковник Савицкий Александр Иванович – заместитель начальника космодрома по воспитательной работе) распределила 4 Центру (войсковая часть 68526) 4 (четыре) квартиры в посёлке Большие Вязёмы Одинцовского района Московской области.

15 марта 2006 года жилищная комиссия войсковой части 68526, после долгих и мучительных согласований с председателем ГЖК наконец-то распределила, но уже 2 (две) из четырех квартир в указанном населенном пункте подполковнику Одегову В.И. и подполковнику запаса Чернову А.К.

Куда пропали ещё две квартиры, осталось тайной. (см. вопрос и ответ жилищной комиссии 68526)?

А себя награждают...

23 марта 2006 года ГЖК своим решением перераспределяет для подполковника запаса Немтина В.Н. трехкомнатную квартиру №111 в посёлке Большие Вязёмы, распределенную жилищной комиссией войсковой части 68526 подполковнику запаса Чернову А.К.

Таким образом, одна и та же квартира оказалась распределенной двум подполковникам запаса.

Причем данный случай с распределением квартир в посёлке Большие Вязёмы не единичен. Аналогично распределили  квартиру подполковнику Панченко А.С. (2 Центр), а затем перераспределили полковнику Шмалию (штаб в/ч 11284).

Попытаемся понять, почему такое может быть и насколько это законно.

В последние 5-7 лет жилищная проблема на космодроме начала заметно обостряться, не смотря на попытки решить её с помощью ГЖС и за счет городской администрации. Своего апогея проблема достигла в 2004 году, когда администрация города по протесту прокурора комплекса «Байконур», проявившего крайнюю озабоченность «нерациональным использованием федеральных бюджетных средств», перестала предоставлять жилье в России военнослужащим, уволенным после 1 января 1999 года (так бы прокурор следил за «законным» распределением жилья предпринимателям – шашлычникам далеко не пенсионного возраста).

К этому времени ГЖС превратился из более-менее ценной бумажки в "надувательство" и давать их стали всё меньше.

По квартирам.

Из разных «компетентных» источников следует, что на космодром выделялось за период с 1998 по 2004 год (за семь лет) – 164 квартиры,  с 1999 года по 2004 год (за шесть лет) - 149 квартир,  с 2000 года по 2004 год (за пять лет) - 146 квартир,  с 2001 года по 2004 год (за четыре года) - 164 квартиры. Боже упаси Вас подумать, что эти числа надо складывать – нет, просто такая бухгалтерия в Космических войсках, выбирай, что больше понравилось.

Причем в 2004 году из 17 квартир, «выделенных» космодрому, 7 было выделено непосредственно заместителям начальника космодрома (Томчуку,Савицкому, Чифину, Кравченко) и командирам частей (Ляну, Кондре,Борисенко). К сожалению, не все военачальники «имели честь» попасть в космодромовские списки получивших жильё в России, не смотря на наши неоднократные обращения к военному прокурору гарнизона.

Примечание: В настоящее время, на различных мероприятиях (собрание военнослужащих-женщин, служебное совещание офицерского состава 15.04.06 г.) официально озвучиваются совершенно другие цифры:

2003 г. – 12 (Кострома – 8, Белая Калитва – 4),

2004 г. – 13 (Ульяновск – 1, Владимир – 1, Строитель Белгородской обл. – 1, Краснознаменск – 7, Путилково - 3),

2005 г. – 14 (Пушкин – 5, Волжский – 4,  Тимоново – 1, Саратов - 4),

2006 г. – 68 (Ртищево – 2, Большие Вяземы – 18, Калуга - 48). В августе подошло 150 квартир в Краснодаре.

Однако и эти данные вызывают массу вопросов:

  1. В списке военнослужащих в/ч 11284, обеспеченных жилыми помещениями от МО РФ на территории РФ в 2002-2004 годах, представленных военному прокурору гарнизона тов. Рыжковым, в 2003 г. значится 17 человек, в 2004 – 12.

  2. Согласно этому списку в 2003 году кроме 8 квартир в Костроме и 4-х в Калитве, было 3 в Саратове и 2 в Калуге?

  3. Согласно этому списку в 2004 году кроме полученных по 1 квартире в Ульяновске, Владимире, Строителе, было 8 (а не 7) в Краснознаменске и 1 в Саратове??? А вот Путилково не было вовсе.

  4. Куда посчитали квартиры, поступившие на космодром в 1994, 1995 и 2000 годах, полученные начальниками, затем ими сданные и вновь полученные другими людьми (например, квартира в Калуге, сданная Томчуком и полученная Грабовским)?

  5. 2005 год. Также богатый на цифры. Вначале было 13 (Пушкин – 5, Волжский – 4,  Саратов - 4), чуть позже15 (Пушкин – 5, Волжский – 4,  Тимоново – 1, Саратов - 5), сейчас – уже 14. Но в ответах Министра обороны РФ, других должностных лиц Министерства обороны и Космических войск упорно звучит цифра 19 (Пушкин – 5, Волжский – 4,  Краснознаменск – 5, Саратов - 5).  Особенно интересен и загадочен Краснознаменск, кто же стал его жителями?

  6. 2006 год. Обещали 50 Вязём, выделили только 18. В Краснодаре обещали 207 квартир, выделили 150.

 Однако оставим арифметику, и вернемся к нашим «баранам».

Естественно, что эти 7 квартир были выделены без широкой огласки, по решению Центральной жилищной комиссии Космических войск (председатель – генерал-майор Лопатин А.П.) или по решению командующего Космическими войсками (генерал-полковник Поповкин В.А.), и о том стояли ли указанные военнослужащие в космодромовской очереди, можно лишь догадываться.

Насколько это было законно, можно также лишь предполагать, но то, что этими квартирами занималась военная прокуратура известно достоверно, также известно, что полковник Савицкий по какой-то причине опять в первых рядах очередников штаба космодрома (ну не за третьей же квартирой встал?) и в списках получивших жильё его вдруг не стало.

Каждая из остальных 10 квартир также имеет свою непростую историю (например, Волкову и Семеновой квартиры в Краснознаменске, полученные в конце 2004 года, почему-то перераспределяли в 4 Центре в ноябре 2005 года, квартирой Грабовского в Калуге (бывшая квартира Томчука, которую он «поменял» на квартиру в Путилково) интересовалась Счетная палата, у Окапова квартиру в Краснознаменске забрали (может быть, уже и вернули), про Нехорошкину из Саратова также ходят «нехорошие» слухи).

Когда командование поняло (или ему подсказали), что «наворочено» чересчур много, когда это уже не стало тайной за семью печатями, когда народ начал (правда, в основном в курилках) задавать вопросы, почему и как получают жильё командиры и их приближенные, почему командиры меняют жильё, почему в очереди находятся люди, не имеющие права на жильё, то пришлось несколько задуматься – как быть дальше, если вдруг будет надо…

Тут весьма кстати, для оказания помощи на космодром под руководством командующего Космическими войсками прибыла комплексная группа МО РФ, успешно поработавшая с 7 по 15 октября 2005 года.

Наиболее существенный вклад в дело обеспечения жильём бездомных байконурцев внес  полковник Волгин (начальник отдела учета и распределения жилой площади в Космических войсках). Дабы не повторять ошибок, выявленных прокуратурой в работе Центральной жилищной комиссии Космических войск (в частности, распределение жилья руководству космодрома, некоторым командирам частей и приближенным непосредственно в Москве), «поумневший» Волгин предложил изменить на космодроме порядок распределения жилья в России, существовавший  десятилетия и не вызывавший сомнений ни у очередников, ни у компетентных органов.

Командование согласилось, и, ссылаясь на проводимые ОШМ, приказом начальника гарнизона от 14 октября 2005 года № 68 «О назначении жилищных комиссий Байконурского гарнизона по учету и распределению жилых помещений» обязанность по учету военнослужащих и ведению списков военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях на территории Российской Федерации, распределению поступающих в войсковые части жилых помещений на территории России возложило на жилищные комиссии войсковых частей.

По приказу таких комиссий создано целых ДЕСЯТЬ (причем, только в войсковой части 11284 – целых три: штаба, тыла и службы вооружения). Однако распределением жилья в России занимаются не все десять комиссий, а почему-то только шесть (причем, в приказе начальника гарнизона это никак не отражено).

Общую очередь космодрома, существовавшую тоже не один год, также разделили на шесть очередей (причем, в приказе начальника гарнизона это также никак не отражено).

Таким образом, людей, без их согласия, разъяснения причин и оснований, в нарушение ст.56 Жилищного кодекса РФ тихо сняли с учета в ГЖК и также тихо поставили на учет в жилищных комиссиях соединений и служб, в которых они проходят службу (причем учетные дела остались в ГЖК).

Вы не найдете ни одного документа, где этот процесс был бы отражен, все сделано так будто на космодроме и не было общей очереди.

Как сказано в преамбуле, данный приказ начальника гарнизона издан в соответствии с требованиями приказа Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80 «О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации», утвердившего одноименную Инструкцию.

Примечание: не смотря на то, что приказ №80 издан в 2000 году, он полностью не соответствует действующему законодательству - Федеральному закону «О статусе военнослужащих» и Жилищному кодексу Российской Федерации. Однако Министерство обороны настолько озабочено обеспечением жильём военнослужащих, перераспределением этого жилья между видами и родами войск, что издать новый  приказ (или хотя бы внести изменения в старый) всё не досуг.

В вышеназванной Инструкции определено, что военнослужащие обеспечиваются жилыми помещениями, как по месту военной службы, так и по избранному месту жительства при увольнении с военной службы. Причем обеспечение военнослужащих жильем по избранному постоянному месту жительства возложено только на органы местного самоуправления (пункты 14,15,16 Инструкции).

В соответствии с указанной Инструкцией (но не согласно требованиям Федерального закона «О статусе военнослужащих») Министерство обороны Российской Федерации не имеет никакого отношения к обеспечению военнослужащих жильем по избранному постоянному месту жительства при увольнении их с военной службы и не может устанавливать и не устанавливает в данной Инструкции порядок признания военнослужащих нуждающимися в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), постановки на очередь и получения жилья в избранном постоянном месте жительства.

Все положения Инструкции, определяющие учет жилых помещений и лиц, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), порядок предоставления жилых помещений, обмен и бронирование жилых помещений, относятся к обеспечению военнослужащих жилыми помещениями только по месту прохождения ими военной службы.

Таким образом, применение приказа Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80 в части обеспечения жильём военнослужащих по избранному месту жительства, после внесения изменений с 1 января 2005 года в Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и введение в действие с 1 марта 2005 года Жилищного кодекса Российской Федерации, НЕДОПУСТИМО.

К сожалению, попытки обратить внимание и командования космодрома, и военного прокурора (см. вопрос и ответ на него) на данный факт не привели к положительным результатам.

Если же все-таки применять приказ Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80, то в соответствии с пунктом 34 Инструкции «О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации» жилые помещения, поступающие от жилищного строительства Министерства обороны, приобретенные Министерством обороны, поступающие от переоборудования нежилых помещений, распределяются между воинскими частями, для которых осуществлялось жилищное строительство (покупка), пропорционально количеству военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий).

И вот тут у ГЖК возникла дилемма: если распределять пропорционально, как того требует приказ Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80, то нарушается общая очередь, которой как бы нет. Если по-честному, то есть по очереди, то нарушается приказ Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80 и возникает вопрос: а зачем делили очередь?

В результате получилось то, что и должно было получиться – полнейший бардак и беспредел.

При поступлении квартир на космодром ГЖК бросает пробный шар – делит квартиры между частями приблизительно пропорционально, так как не знает, кто из стоящих в очереди согласится. Затем жилкомиссии частей начинают искать кандидатов в своих очередях. Потом докладывают ГЖК, кто согласился на предложенные квартиры. ГЖК достает (внимание!) ОБЩИЙ СПИСОК (которого как бы нет) и начинает проверять по нему даты постановки на очередь кандидатов. И если в одной очереди квартиру хочет взять человек, вставший на учет позже другого, стоящего в другой очереди, но который тоже хочет и которому квартир в той очереди не хватило, происходит перераспределение (точно как в МО между родами и видами) – у первого забирают, второму отдают.

И так «гоняют», пока не разберутся до конца.

После этого требуется соблюсти маленькую формальность: собрать жилкомиссию части, составить протокол, утвердить его у командира части, составить список и отнести все в ГЖК.

Через некоторое время, убедившись, что так распределять сложно и утомительно, ГЖК придумывает новую "фишку" - 28 октября 2005 года принимает решение (хотя есть подозрения, что это решение было принято гораздо позже, при распределении Вязем, однако проверить это предположение невозможно, так как протоколы заседаний ГЖК записываются не в пронумерованный и прошнурованный журнал, а изготовляются на отдельных листах бумаги, и при необходимости могут быть заменены), в соответствии с которым на космодроме вновь создана общая очередь, но теперь только из военнослужащих, принятых на учет до 31 декабря 2001 года. Военнослужащие, принятые на учет после 1 января 2002 года остаются в очередях войсковых частей гарнизона.

Соответственно, и распределение квартир военнослужащим, принятым на учет до 31 декабря 2001 года, осуществляется гарнизонной жилищной комиссией, а остальным военнослужащим, принятым на учет после 1 января 2002 года – жилищными комиссиями войсковых частей (напоминаем, что общая очередь существовала до 14 октября 2005 года).

До распределения квартир в Вяземах все шло вроде бы гладко.

На Вяземах ГЖК споткнулась, то есть "ошиблась" или "открыла новые обстоятельства" и на решение жилкомиссии 4 центра по распределению квартиры подполковнику запаса Чернову А.К. попросту наплевала.

Возникает вопрос: для чего создавали жилкомиссии соединений и служб космодрома, если их решения, утвержденные соответствующими командирами, игнорируются, а квартиры конкретным военнослужащим по-прежнему делит ГЖК?

Ответ напрашивается сам собой – для того, чтобы невозможно было разобраться во всей этой космодромовской жилищной кухне (или болоте):

общей очереди, нет, её разогнали, но квартиры делят все-таки по негласной общей очереди;

из кого составлена эта новая негласная общая очередь не известно и нет ли в её первых рядах новых «Юриковых» проверить невозможно, как и то, а был ли Немтин принят на учет раньше Чернова;

если списки очередников, существовавшие до 14 октября 2005 года, ещё можно было увидеть (видели и нашли множество нарушений), то шесть новых – никогда (попробуйте съездить на пл. 95 и посмотреть очередь 2 Центра, если Вы там не служите), на все запросы председатель ГЖК твердит, что отсутствие списков очередников права и свободы не затрагивают. В связи с чем, человеку, стоявшему в общей очереди и знавшему, сколько человек стоит впереди него, теперь, находясь в очереди какой-либо войсковой части, понять, сколько человек получит жильё на космодроме до того, как получит он, невозможно.

Всё это и стало следствием и причиной «законного» распределения квартиры в посёлке Большие Вязёмы Одинцовского района Московской области подполковнику запаса Чернову А.К.

Причем, ни командир войсковой части 68526, ни командир войсковой части 11284, ни председатель жилищной комиссии войсковой части 68526, ни председатель ГЖК не сказали Чернову А.К., что квартиру у него отобрали (не говоря уже об извинениях).

Конечно же, Чернов А.К., как нормальный человек, обратился за разъяснениями к командирам войсковых частей 68526 и 11284, а также к военному прокурору гарнизона.

Прокурор, как и принято в последнее время в военной прокуратуре гарнизона, направил жалобу Чернова на рассмотрение начальнику космодрома.

Командир войсковой части 68526 отделался отпиской, свалив всё на ГЖК.

На жалобу командиру войсковой части 11284   получен ответ  за подписью Томчука.

Как и следовало ожидать, в данном деле с «передёргиванием карт» по мнению ВрИО начальника космодрома все законно, и Томчук предложил Чернову А.К. обратиться в 26 ГВС или к командующему КВ.

18 апреля 2006 года подполковник запаса Чернов А.К. направил в 26 ГВС исковое заявление к войсковой части 11284 о признании права на распределенную ему квартиру.

Действия суда уже на этапе принятия искового заявления вызывают крайнее недоумение – заместитель председателя 26 ГВС полковник юстиции Колегов И.А., посчитав, что в данном случае имеет место спор, связанный с неправомерными действиями должностного лица, нарушающими права и свободы гражданина, а не с  имущественными отношениями, вынес определение об оставлении искового заявления Чернова А.К. без движения. См. также гражданское дело А.К.Чернова.

 

 (Продолжение следует)

На главную страницу